Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: на излом (список заголовков)
10:40 

На излом. Подарок)))

Да, история закончилась... Но жизнь продолжается! Мне тут давеча арт подарили.
Приятно до черитиков и до подозрительных звездочек перед глазами! А еще щеки болят от постоянной улыбки. Когда закончатся все эти кошмарики с дайриками поменяю свое убожество на это чудо.
Ri, еще раз спасибо!



@темы: фанфики, сверхъестественное, На излом

08:40 

На излом. (текст)

Для тех кто бааван ши еще не видел.


Название: НА ИЗЛОМ.

Автор: Gaytri.
Бета: Anna-Lusia.
Персонажи: Винчестеры.
Жанр: Action, horror.
Рейтинг: R.
Дисклаймер: Мы все рабы тов.Крипке.
Статус: Закончен.
Предупреждения: 1. Возможны весьма жесткие выражения.
2. Вероятны постельные сцены (хм…)

Глава 1.

 

Пролог

Иден. Вайоминг.

Темные, тягуче-густые капли, срываясь с застывших в немом крике губ, падая на пересохшую землю, тут же обволакивались тонкой
пленкой пыли, сворачиваясь в тугие шарики. К ним присоединялись извилистые кровавые струйки, сбегающие по босым ногам, собираясь в лужу под безвольно повисшим телом.

Кап… Кап…

Крови становилось все больше, и земля, окрашиваясь в глянцево-черный, медленно втягивала в себя ускользающую, еще теплую жизнь.

Тонкий серп луны безучастно серебрил холодным светом мертвенную бледность кожи; заглядывал в глубокие резаные раны-провалы на обмякшем в тесных путах веревки теле, бессовестно подсвечивая обнаженные участки.

Поникшая голова с разорванным уголком рта, полуприкрытый правый глаз и остекленевший, с расширенно-мутным зрачком, левый. Ноги жертвы последний раз дернулись, уже в запредельной, посмертной судороге.

Стоявшая рядом девушка, ожидавшая именно этого момента, медленно открыла глаза. На ее белом, утонченном лице темно-красные - до черноты - губы изогнулись в довольной улыбке. Протянув руку, она провела изящным пальчиком по располосованной груди уже мертвого мужчины, собирая кровь, и, зажмурившись, с явным удовольствием облизала. Быстрым, почти неуловимым движением она приблизилась к телу, так, что болтающиеся ноги жертвы коснулись подола ее длинного серого платья. Низкий, клокочущий звук вырвался у нее из глотки, перед тем как, резко закинув голову назад, она впилась острыми зубами в еще теплую плоть…

Когда серп луны скрылся за наползшим дымчатым облаком, она, насытившись, оторвалась от жертвы, некрасиво вытирая рукавом тонкого платья окровавленный рот. Еще раз посмотрела на тело, легко, почти нежно, поцеловала его в живот и оттолкнула от себя. Ветка дерева наверху тихо скрипнула, прогибаясь под тяжестью привязанного к ней груза, а тело, словно маятник в поломанных часах, несколько раз тяжело качнулось и вновь застыло.
Она покрутила головой, разминая шею, напряглась, будто перед прыжком, и, резко ударив себя по бокам руками, взмыла в воздух. Раздалось хлопанье мощных крыльев, и над острыми маковками сосен промелькнула тень большой птицы.

Глава 1


Солнце еще не вылезло из-за густой полосы деревьев на востоке, а на влажном от утреннего тумана асфальте федеральной трассы 191, в десяти милях от Идена, мигая сине-красными огнями, уже стояли две машины полиции округа, Ленд Ровер рейнджеров, фургон парамедиков и черная Шеви Импала.

В футах ста от дороги желто-черной полосой шелестела лента ограждения, за которой, почти скрытые густым кустарником и деревьями, ходили люди. Там, в центре обнесенной предупредительной лентой территории, под большим деревом висел полуобнаженный труп молодого мужчины. Ветра в лесу почти не было, но привязанное за руки грубой веревкой тело слегка раскачивалось, пока его фотографировали с разных ракурсов.

Команда экспертов едва ли не на коленях ползала по земле, выискивая следы, собирая улики. Привыкшие к виду смерти, они устало переговаривались, иногда обмениваясь черными, скабрезными шутками, не обращая внимания на присутствие женщины-детектива.
Примостившись на железном чемоданчике одного из экспертов, в десяти футах от трупа, сидела молодая женщина в простых черных джинсах и легкой ветровке. Положив на колени папку с бумагами, она старательно заполняла чистые бланки протокола, изредка поправляя очки на тонкой переносице. Не ввязываясь в разговор экспертов, она иногда слабо улыбалась, оценивая очередную сомнительную шутку, но, скорее всего, только из вежливости. Потому как, подымая голову и натыкаясь взглядом на висящий перед ней труп, она хмурила лоб, а ее темно-серые глаза становились холодными и даже жесткими.
Кроме нее, в гражданском на месте преступления были еще двое. На них, изредка отвлекаясь от бумаг, она посматривала заинтересованно и одновременно настороженно.
Высокий стройный парень в черном строгом костюме, несмотря на ранний час, при галстуке, стоял недалеко от нее и задумчиво почесывал карандашом родинку на левой щеке. Пожалуй, он был слишком молод для такой официальной одежды, которая предполагала работу на правительство Соединенных Штатов. Однако, выражение лица у него было достаточно умное и сосредоточенное, чтобы не сомневаться в его компетентности.
- Мистер, вы не могли бы отойти в сторону? - обратился к нему фотограф, собираясь сделать еще несколько снимков жертвы.
- Да, конечно, - согласился тот и подошел еще ближе к детективу, так, что едва заметное дыхание ветра донесло до нее терпкий запах его одеколона. Не выдержав, она еще раз посмотрела на незнакомца и тут же встретилась с его изучающим взглядом. Он не смутился, просто, забавно дернув губами, отвел глаза в сторону, делая вид, что его гораздо больше интересует труп.
Еще один мужчина, только пониже ростом, в таком же строгом костюме, разговаривал с шерифом.
- …Его нашел лесник, - Луи Маршалл, шериф городка, сорокалетний мужчина с красивым холеным лицом, кивнул в сторону высоких деревьев, в тени которых угадывалась светлая форменная рубашка рейнджера. – Говорит, что заметил большую стаю ворон, кружащую над этим местом. Думал, мертвый олень, а нашел вон что.
- Вороны? – переспросил парень в костюме и, прищурившись, посмотрел в сторону жертвы. – Но тело, вроде бы, от них не пострадало.
- Не успели, наверное, - безразлично пожал плечами шериф. – Когда нашли первую жертву, с момента смерти прошло больше недели. Вот там и звери, и птицы успели отметиться! Зрелище не для слабонервных.
- Странно, что так близко от дороги. Уж если затащили жертву в лес, то могли бы спрятать подальше. Если бы кто увидел?

- Да не, - лениво протянул Маршалл. – Как построили новое шоссе, милях в четырех отсюда, - он махнул рукой куда-то на восток, где ярко-желтая маковка солнца уже показалась над деревьями. – Здесь почти никто не ездит. После прошлогодней зимы тут яма на яме, да и крюк большой.

Собеседник согласно кивнул. Дорожное покрытие действительно было не ахти.

- Вы были на месте предыдущего убийства?

- Да, это входит в круг моих обязанностей, - с неожиданным вызовом даже для себя ответил шериф. Не то, чтобы он гордился своей работой, но то, что ее частенько там, наверху, недооценивали, изрядно бесило. Недовольно скривившись, продолжил:

– Первое было в пяти милях отсюда, - он вновь махнул рукой, указывая направление. – На берегу озера. Все то же самое. Подвесили, убили. Второго нашли почти сразу, на следующее утро. Это был Бренон – сын нашего ветеринара. У парня могло быть отличное будущее. Поступил в прошлом году в Стэнфорд, - шериф не заметил, как агент ФБР поморщился при упоминании этого учебного заведения. – Учился на стипендию. Хороший молодой человек. Приехал повидать родителей...

Замолчав, он расстроено пнул носком ботинка подвернувшуюся под ногу шишку. Его собеседник проследил за ее коротким полетом и, нахмурившись, принялся изучать примятую траву.

- Что ж, шериф, судя по состоянию тела, жмурику уже сутки - полтора, - к ним подошел невысокий коренастый мужчина с большой,
блестящей от пота, лысиной. – Убит приблизительно в ночь со вторника на среду. Точнее могу сказать только после вскрытия, - он стащил с правой руки резиновую перчатку, здороваясь с молодым человеком, стоявшим рядом с шерифом.

- Уотерс. Судмедэксперт, - сказал он, представляясь.

- Агент Роберт Плант. ФБР, - кивнул мужчина, подтверждая очевидное. Федералы заинтересовались событиями в Идеене. Что ж, этого следовало ожидать. Эксперт обреченно вздохнул. Теперь насядут и местные, и вашингтонские власти.

Засунув перчатки в нагрудный карман рубашки, он потянулся за носовым платком. Несмотря на раннее утро, ему было жарко. В его возрасте, да еще с диабетом, полагалось сидеть в кабинете с кондиционером, а не носится по лесу, выискивая возможные улики.

Прямо над ними противно каркнула ворона, заставив всех троих поднять головы.

- Что-то много воронья нынче развелось в пригороде, и вроде свалку закрыли, - ни к кому конкретно не обращаясь, протянул шериф, провожая птицу взглядом. Настроение у него еще с вечера было не радужным – жена третьи сутки после скандала отказывается с ним говорить, а тут еще это чертово
убийство!

- Сэр, мы можем снимать? – обратился к нему молодой санитар. Перед тем как ответить, начальник полиции глянул на судмедэксперта и, дождавшись его положительного кивка, дал отмашку.

- Только веревку не забудьте в пакет положить, - вдогонку бросил им Уотерс.

- Третье убийство за последний месяц, - сквозь зубы сплюнул Маршалл, поправил ремень на форменных брюках, наблюдая, как, неловко
поддерживая тело, санитары перерезали ножом веревку. - А через три недели к нам приезжает сенатор! Как мы все это будем разгребать? Луи, ты что-то новенькое нашел? Хоть какую-то зацепку?

- Новенькое? – сдерживая накатившее раздражение, Уотерс устало надавил пальцами на переносицу. Санитары все-таки умудрились уронить тело на землю. – Все, как и в двух предыдущих случаях. Внутренние органы на месте. Резаные раны по всему телу. Обширные повреждения мягких тканей. Большая кровопотеря, что и стало, судя по всему, причиной смерти. Отсутствует почти весь бицепс левой руки. По характеру повреждения могу предположить, что его просто откусили.

Агент ФБР поморщился, глядя на старания нерадивых санитаров и, повернув голову, бросил на эксперта цепкий взгляд зеленых глаз:

- Укусы сделаны человеком?

Шериф от такого вопроса вздрогнул и недоверчиво посмотрел на Планта. Странный этот федерал, и вопросы задает какие-то непонятные.

- Скорее да, чем нет, - после паузы нехотя ответил эксперт. – Но, повторюсь, окончательные выводы только после вскрытия.

Фэбээровец удовлетворенно кивнул.
- Сэм! – позвал он своего напарника. Тот, захлопнув свой блокнот, подошел. Молча, исподлобья, взглянул на коллегу, и шерифу вдруг показалось, что эти двое знают о происходящем в его округе гораздо больше, чем он сам.

- Когда будет готов отчет? – спросил Плант эксперта.

- Не раньше полудня. Я отошлю шерифу. Если надо, могу сделать для вас копию.

- Мы бы хотели сами заехать, если возможно. Еще раз осмотреть тело.

Уотерс, согласно кивнув, удивленно посмотрел на агентов ФБР. В их глушь редко когда залетали такие птицы, но он слышал от своих коллег истории о том, какие федералы бывают занудные. А эти, хоть и были, по мнению Уотерса, слишком молоды, но хватку имели хорошую, как у матерых сыскарей. Вон, старший из них сразу просек, что раны на руке жертвы сделаны человеческими зубами. Да и вопросы он задавал шерифу, пусть и странные, но нужные. Дело-то и само было чертовски странным и запутанным.

Медэксперт проводил задумчивым взглядом парочку из Вашингтона, направляющуюся к машине. Перевел взгляд на черный пакет для трупов, который уже положили на носилки, и со вздохом залез на переднее пассажирское место фургона. Сегодня ему предстояло проделать большую работу.


* * *


Мужчина, представившийся судмедэксперту агентом Плантом, подошел к водительской дверце Импалы и, положив сразу обе руки на влажную от выпавшей росы крышу машины, прищурившись, посмотрел на своего напарника:

- Что думаешь, Сэм?

- Я думаю, что это точно не вендиго, Дин, - нахмурившись, ответил тот, пряча блокнот в нагрудный карман пиджака.

- Да, эта тварь уж точно бы не ограничилась одним бицепсом, - мрачно согласился старший Винчестер и, скривившись, в сердцах добавил: - Черт! Ну тут и туманы! У меня туфли насквозь промокли от росы!

Раздраженно хлопнув дверцей, он сел на место водителя. Рука потянулась к ключу зажигания и спустя мгновенье Импала завелась, мягко разрывая лесную тишину рокотом мотора.

Сэм, дернув плечами, еще мгновенье, нахмурившись, смотрел в ту сторону, где был найден труп, и сел в машину.

- Ну вот, а ты говорил, на фиг нам нужна рация с полицейской волной! – Дин покосился на брата и стукнул костяшками пальцев по серой коробке, прикрепленной под магнитолой. – А вот, как зашибенно вышло! Не успели приехать в город, а уже в курсе всех последних событий.

Сэм кивнул, хотя до сих пор считал, что выбросить за старую приемную станцию четыре сотни баксов - многовато для их скудного бюджета. После всех этих затрат у него в кармане остался полтинник, да и у Дина не больше. Едва хватит на пару дней в отеле да еду. А надо было бы патроны купить к
Глоку. После последней охоты у него осталось всего ничего. Дину, правда, тогда довелось больше пострелять, однако, зная запасливость старшего брата, Сэм не сомневался, то у того еще найдется пара обойм к Кольту.

- Куда мы?

- Я лично - в мотель. Спать хочу как собака! Надеюсь, за пару часов в этом городишке ничего не случится, - Дин, оглянувшись напоследок на полицейские машины, вывернул руль и выжал сцепление. Импала, качнувшись на ухабе, медленно выехала на шоссе.

День, очевидно, предстоял жаркий - над серой гладью дороги уже курилась легкая дымка испаряющейся влаги. Уже полностью поднявшееся солнце слепило глаза, поэтому братья, одновременно потянувшись, опустили козырьки над стеклом машины. Сэму на колени при этом свалилась карта Огайо. А он ее искал две недели назад! Все перерыл!

Заслужив от брата порицательный взгляд – все-таки заметил, глазастый, хоть вроде и на дорогу смотрел - Сэм с невинным видом запихнул ее в бардачок, где на потрепанном Атласе автомобильных дорог уже лежала коробка с документами, охотничий нож Дина и оборванный рукав сэмовой рубашки для протирки окон.

- Все-таки странная нечисть нам попалась, - задумчиво поднял бровь Сэм, не отрывая взгляд от дороги. – Ты заметил след на коже, на животе мужика?

- Что? – Дин едва слышно хмыкнул и обернулся к брату. – Прости, чувак, я так скрупулезно к его животу не приглядывался.

- Я серьезно, Дин. Конечно, мне могло только показаться, но это очень походило на отпечатки губ, испачканных в крови.

- Сверхъестественная тварь, страдающая от неразделенной любви? М-да, как там говорила Алиса? Все чуднее и чуднее?

- ЧудесатЕе, - машинально поправил Сэм. – Я вот что думаю, а если это не наш профиль?

- В смысле? – вскинул бровь старший Винчестер.

- Я о том, что если это просто долбаный маньяк-извращенец. Насмотрелся Ганнибала Лектора…

- Эх, Сэмми, - прищелкнул языком Дин. – Ты, конечно, хорош в своих книжках, и про Алису лучше знаешь, но признай - в поле лучший охотник - это я, - он самодовольно улыбнулся.

Сэм, вскинув голову, заинтересованно глянул на брата. Что тот на этот раз придумает? Отговорка типа: «Потому что я старше» для младшего Винчестера уже не срабатывала.

- О чем ты?

- Только не говори, что ты не заметил, - Дин бросил на брата быстрый взгляд. – Возле трупа трава здорово примята, и кое-где видны следы копыт. Нет, отец прав – это какая-то тварь.

- Я подумал, что это олени, - замялся Сэм. - Ну, если в твою стройную теорию про оленя-маньяка вплетается то, что у этого монстра всего только две ноги, то пусть будет.

- Две? – недоверчиво переспросил Сэм.

Старший Винчестер утвердительно кивнул:

- Я, конечно, не Длинный Чулок, но…

- Кожаный Чулок, - на автомате поправил Сэм, заработав сердитый взгляд брата. – Что? – он развел руками. - У Фенимора Купера был Кожаный Чулок.

- Ты мне лучше скажи, что в твоих книжках пишут про тварь с двумя копытами.

- Быть может, черт? – неуверенно предположил Сэм.

Дин снисходительно глянул на брата:

- Ты и вправду так считаешь?

Сэм, почувствовав себя под взглядом брата несмышленым пацаном, недовольно пожал плечами. Перегнувшись через спинку, он принялся рыться в вещах на заднем сиденье Импалы. Сбросив на пол куртку брата, он добрался до старой потертой кожаной сумки с лэптопом. Положил на колени, открыл крышку, но уже через минуту расстроено выругался:

- Здесь нет покрытия сети.

- Я не удивлен. Ты видел, какие очки у местного детектива? Это же года семидесятые прошлого века! Она что, сняла это со своей бабушки?

- С каких это пор ты хорошо разбираешься в моде?

- Ага! Только не говори мне, что ты не обратил внимания на ту дамочку с протоколами! – усмехнулся Дин и, не удержавшись, подколол: – Видел, я, как ты возле нее вертелся.

- Не возле нее! – насупился Сэм. – Я место преступления осматривал.

- Угу, - поддакнул Дин, и Сэму захотелось прямо сейчас его стукнуть. Особенно за то, что брат, собственно, был не так далек от истины.

«Дамочка с протоколами» - детектив Зетрок. Элис Зетрок, как было написано на ее значке, прикрепленном на куртке, действительно привлекла внимание младшего Винчестера. Да и он сам не мог не заметить, что, заполняя пустые бланки круглым четким подчерком, она изредка поглядывала то на труп, то, уже более заинтересовано - на Сэма.

- Уж не знаю, как у вас там с химией, - Дин плотоядно улыбнулся. – Но предлагаю поддерживать связь с нашим очаровательным детективом. Хотя бы исключительно для пользы дела, - и, не удержавшись, добавил: – А то ты у меня такой напряженный.

Сэм тяжело вздохнул. Кто бы сомневался! Его старший брат – болван.


 

Глава 2

читать дальше

 

Глава 3.


Глава 4.


Глава 5.


Глава 6.


Глава 7.


Глава 8.

Глава 9.


запись создана: 18.04.2010 в 16:08

@темы: фанфики, сверхъестественное, На излом

08:35 

На излом. 9 глава.

Ну, вот и готова последняя глава.

Бета, моя любимая, незаменимая Анна-Люсия! Спасибо огромное! Трудно выразить всю степень моей благодарности тебе. Поверь, по моей внутренней шкале спасибонометра чувства зашкаливают!



Глава 9

 

Прислонившись плечом к шершавому, влажно пахнущему молодым мхом стволу дерева, Дин медленно переводил взгляд с одной черной лесной тени на другую. Кроны деревьев едва слышно шелестели над головой, полностью скрывая звездное небо, укутывая вайомингский лес плотным покрывалом свежего, пронизанного жарким запахом хвои и терпким духом майской листвы, ночного воздуха. Взгляд охотника то и дело цеплялся за сгорбившуюся фигуру Сэма, сидевшего внутри двойного круга из лично насыпанного Дином пороха. Им повезло, что Джон возил с собой несколько фунтов. Вместе с сухой прошлогодней хвоей порох должен был не только быстро вспыхнуть, но и гореть достаточно долго, чтобы охотники успели накинуть сеть на нечисть.



Дин был рад, что отец нашел их. Разумеется, молодой Винчестер охотился и сам, а с Сэмом они вообще были крутой командой. Только вот в отлове бааван ши помощь Джона могла оказаться как нельзя кстати. Да и чем черт не шутит, может быть, после этой охоты они снова будут колесить по стране одной семьей. Плевать на то, что он сам там наговорил в Чикаго!



Дин, кстати говоря, никогда особо не любил этот продуваемый всеми ветрами город. Лет десять назад его там впервые арестовала полиция за драку на улице. Местной пацанве не понравился слишком задиристый новенький. Славный был махач - трое на одного! Отец, приехавший за ним в участок, тогда ничего не сказал. Он вообще с ним неделю почти не разговаривал, гоняя на тренировках так, что у Дина надолго пропала охота не то, что кулаками перед гражданскими махать, а вообще огрызаться. Да и Сэм как-то едва не утопился в том чертовом озере! Мичиган, кажется. Когда же это было?



Дин сдул с носа надоедливого комара. Надо было все-таки взять что-то от насекомых, а то неизвестно, как там бааван ши, но если эта тварь не появится в скором времени, комарье его живьем съест.



Для Дина сидение в засаде было сродни походу в магазин за шмотками. Нудно, неприятно, но надо. На кладбищах, в лесу, в заброшенных домах - где они только ни торчали, забившись в темные, пыльные углы. Он давно привык долгие часы соблюдать неподвижность, не теряя концентрации, превращаясь в сгусток первобытных чувств: зрение, слух, запах. Но вот комары всегда любили его больше отца или Сэма, доставляя массу неудобств. И с таких вот «посиделок» он чаще приходил искусанным, чем побитым.



Дин моргнул, прищурившись, вглядываясь в темноту. Ему послышался какой-то подозрительный, едва уловимый звук, словно кто-то с силой махнул плотной тканью. Всколыхнулась потревоженная ветка высоко над головой. Он обернулся, вскидывая к плечу свой любимый обрез, но, еще не закончив движение, понял - слишком поздно.



Тварь двигалась настолько быстро, что Дин заметил только, как что-то темное промелькнуло у него перед глазами. Крыльев носа коснулся тонкий запах свежей травы с мерзким послевкусием трупного смрада, и в то же мгновенье грубая сила, не давая опомниться, оторвала его от земли и отбросила в сторону.

Короткий полет - и Дин болезненно охнул, встретившись спиной с ближайшим деревом. Оглушенный и почти полностью дезориентированный, он все же попытался упереться дрожащими руками в землю и встать хотя бы на колени. Обрез он потерял, и при всем желании не мог бы сейчас даже предположить, куда отлетело оружие. Несмотря на это, Дин не собирался так просто сдаваться.



Ладонь молниеносно скользнула к лодыжке, к которой, прямо поверх джинсов, были пристегнуты ножны. Пальцы обхватили рукоятку. Сухой металлический звук вынимаемого ножа привычно защекотал нервы, даря здоровую злость предстоящей схватки. И бааван ши тоже это почувствовала - склонив голову, она угрожающе захрипела, потянувшись тонкими руками к охотнику.

Выставив перед собой ладонь, Дин оперся спиной о ствол дерева.



Бааван ши вновь ринулась на него, и Винчестер, прекрасно понимая, что не выстоит один, закричал. Последовавший вслед за броском нечисти тяжелый удар выбил из легких воздух, заставив захлебнуться собственным криком. На ногах устоять Дин даже не пытался, сконцентрировавшись на том, чтобы не выронить от удара нож, да еще - как бы получше его засадить в печень твари. Вцепившись в грязные лохмотья ее платья, Дин притянул нечисть ближе, почти задыхаясь от ударившего в нос смрада, с ожесточением загоняя клинок ей в живот. По тому, как она заверещала и принялась бешено биться, вырываясь из стальной хватки охотника, Дин понял, что удар ножа достиг цели. Ободренный успехом, не обращая внимания на боль, он вновь вонзил лезвие по самую рукоятку. Попытался провернуть, но резкий толчок опрокинул его на спину.



На сей раз, удар копытами по груди и животу был более чувствительным, и Дин, едва не выронив нож, скрючился на земле, открытым ртом хватая сгустившийся воздух. Тонкие сильные пальцы твари, вцепившиеся в его плечо, рванули, переворачивая. Холодная стальная хватка ладони опустилась на горло, перекрывая кислород; и в тот же миг перед глазами Дина промелькнуло перекошенное лицо твари. Нижняя челюсть бааван ши неестественно далеко выдвинулась вниз и вперед, обнажая ряд острых, словно иглы, зубов. И Дин, заглядывая в этот дышащий смрадом провал, с обжигающей рассудок ясностью понял, что не успевает ничего сделать - ни откатился в сторону, ни позвать на помощь. Бааван ши слишком резким, чтобы быть человеческим, движением, заломив шею, откинула назад голову, еще больше растягивая ставший уже огромным рот, и молниеносно впились охотнику в основание шеи.

Закричать Дин уже не мог. Изо рта вырвались лишь тихие хрипы, глаза закатились, и ослабевшие пальцы соскользнули с бааван ши. Дин проиграл эту схватку.



****



Слова отца не сразу дошли до Сэма. Пятно на траве, подсвеченное лучом фонаря, гипнотизировало, не давая возможности отвести взгляд. Даже когда от примятой, перемазанной в крови травы пошел легкий, едва заметный дымок, а в нос ударил знакомый запах тухлятины, Сэм не до конца осознал, что это кровь не Дина. Ему понадобилось еще два удара сердца, чтобы нейроны, что-то там замкнув в его голове, среагировали на полученную новую информацию. Хотя мысли все равно были неутешительными. Несмотря на огромное кровавое пятно, смертным приговором расплывающееся на земле, бааван ши нигде не было видно.



Отец еще носился по лесу, пытаясь отыскать хоть какой-то след, который мог бы подсказать им, где искать Дина. Но, кроме следов борьбы, под деревом ничего не было. Только обрез Дина, который почти сразу нашел и подобрал Джон.



- Так, сосредоточимся, - остановившись и опустив фонарь, старший Винчестер повернулся к Сэму. - Куда она могла утащить его? - несмотря на то, что он явно пытался успокоиться, его голос оставался ровным, с привычным стальным оттенком.

Сэм, едва сдерживаясь, чтобы не заорать, зло глянул на Джона. Словно тот был виноват в том, что бааван ши напала на Дина, а не на Сэма, защищенного двумя кругами. Джон уверял, что она будет охотиться на Сэма, что, раз попробовав кровь жертвы, сможет найти ее...

И тут Сэма словно перемкнуло. Конечно! Как он раньше не догадался! Когда Дин вытаскивал его из леса, отбив у нечисти, он сам был ранен, и точно так же, как и Сэм, истекал кровью. Бааван ши могла почуять его. Могла попробовать его кровь. Разбушевавшаяся фантазия тут же дорисовала картину того, как бааван ши идет по следу.



Сжав переносицу пальцами, Сэм едва не зарычал от бессилия. Вся их подготовка и яйца выеденного не стоила! Они так увлеклись обеспечением его безопасности, что совершенно не учли другой вариант событий. Того, что бааван ши может выбрать гораздо более простой путь.

- Я не знаю, - наконец, простонал он, отвечая отцу. - Дин может быть уже мертв! - память, услужливо издеваясь, подсунула картинку с видом истерзанных жертв бааван ши, реалистичную до спазма в горле.



Сэм не считал, сколько раз в жизни от тяжелых предчувствий у него сжималось сердце. Как для него, то и одного раза более, чем достаточно. Наверное, пора бы ему к этому привыкнуть. И в редкие временя затишья Сэм искренне верил, что справился с острым, щемящим чувством тревоги. Свыкся с ним, как с собственным риском, с адреналином и веселой злостью после охоты. Он знал, что это - безумная составляющая их семейной, трижды проклятой работы, которую и работой назвать было сложно, не то, что жизнью. Если уже быть совсем откровенным с самим собой, то именно поэтому он и бежал. Как только впервые почувствовал это болезненно-саднящее под ложечкой чувство - бежал. Вначале неосознанно, бунтуя и прикрываясь юношеским максимализмом. Потом.... Да что там говорить, его стремлением к нормальности всегда было желание уйти от навязанной, каждодневной тревоги. За отца, за брата, за людей.



Это как спрятаться в маленькой кладовке, слепо надеясь, что, если ты не видишь проблему, то ее и нет вовсе. И, о, Господи, с какой же радостью он прятался! Не видишь, не слышишь. Только вот не чувствуешь ли?

Не раз, размышляя об этом уже после смерти Джесс, он все чаще соглашался с тем, что, наверное, это было проявление трусости. Сэм не жалел себя, называя вещи своими именами. Только в то время он, словно щитом, прикрывался своими желаниями, заветной мечтой. Самозабвенно оправдывая себя в своих же глазах. С пеной у рта отстаивая свою правоту. И сим-карту он выбросил через три недели самостоятельной жизни потому, что устал дергаться, думая, что это звонок от Дина или от отца. Это была будто досадная помеха, мешающая полностью раствориться в новой, такой желанной, жизни. И вот, теперь то, от чего он пытался бежать, накрыло его с новой силой.



Пытаясь выплеснуть затопившее его горькое чувство собственной вины, Сэм в отчаянии с каким-то звериным рыком саданул кулаком о ствол дерева. Почти с наслаждением чувствуя, как боль, впившись в костяшки пальцев, молнией метнулась вверх к локтю, выжигая все ненужные сейчас эмоции.



- Сэм! Успокойся! - осадил его Джон и добавил уже гораздо тише: - Мы найдем твоего брата.

Тишина, наступившая после его слов, оказалась настолько пронизана спокойной решимостью, граничащей со слепой верой, что Сэм и сам поверил, успокаиваясь. Скосив глаза на отца, он задумался:

- Гнездо, - прохрипел он. - Она могла утащить его в гнездо. Бааван ши делает гнезда в осиновых рощах, ну, для того, чтобы вывести потомство.

- Осиновая роща? - недоуменно, но с явной надеждой в голосе спросил Джон. - Как мы, черт возьми, ночью, в незнакомом лесу, сможем найти какие-то там осины?

Сэм резко выдохнул, внезапно осененный идеей.



Скользкими от крови пальцами открыл телефон брата. Несколько нажатий на кнопку - и Сэм, закусив губу, смог найти в списке абонентов знакомое имя.



Три гудка показались Сэму длинной в вечность. Сухие и четкие, с нетерпеливым обрывистым призвуком. Он едва дождался, когда на том конце тихо щелкнуло, и динамик отозвался сонным женским голосом.



- Кэтрин? Я Сэм, напарник Д... Роберта, - вовремя спохватился младший Винчестер. - Послушай, мы потом все объясним. Правда. Просто нам сейчас срочно надо узнать, есть ли рядом с местом первых убийств осиновые рощи? - выпалил Сэм на одном дыхании. От ответа новой знакомой Дина зависело, как быстро они смогут его найти.

Два дня назад младший Винчестер уже искал здесь осины - не нашел. Но тогда с ним была Зетрок, совершенно не заинтересованная в успехе поиска.

Кэтрин оказалась сообразительной. Лишних вопросов не задавала, быстро и четко давая инструкции.

Джон, застывший в шаге от сына, прислушивался одновременно и к Сэму, и к звукам ночного леса. Может, сейчас дробовик и подрагивал в его руках, но старший Винчестер знал совершенно точно, что сына он вытащит. Сам сдохнет в этом лесу, но Дина вытащит.

Резко захлопнув крышку телефона, Сэм, наконец, моргнул, позволяя себе вздохнуть полной грудью. Повел плечами, сбрасывая напряжение, и растерянно оглянулся. Он совершенно не помнил, с какой стороны они прибежали:

- По другую сторону дороги, ближе к озеру, за пригорком, должна быть ложбинка с небольшой рощей, - Сэм еще не успел договорить, а Джон уже, ломая ветки, рванул назад к дороге. Оглянулся он только раз. Ничего не сказал, да Сэму и не надо было. Короткий кивок - и спина отца опять замелькала между деревьями.

Сэм хромал позади, стараясь не отставать, удерживая в луче фонаря серую рубашку. Но все равно на асфальт он выбрался, только когда Джон уже углубился в лес по другую сторону.



- Дин! - услышал он эхом разнесшийся крик. Проламывая себе дорогу напрямик через кустарник, старший охотник все время звал сына. Не оглядываясь, он махнул рукой с дробовиком влево:

- Туда!

Все правильно! Надо разделиться и прочесать лес.



На тонкие ветки молодняка с дрожащими даже в такую безветренную ночь нежными листочками, Сэм наткнулся почти сразу. Стоило только взобраться на пригорок и углубиться в лес на пару десятков шагов. Все, как говорила Кэтрин.

Приставив фонарь к короткому стволу дробовика, Сэм перевел дух, стараясь успокоить колотившееся о ребра сердце. Подняв оружие к плечу, повел лучом фонаря слева направо. Темно-зеленые с легким серым налетом листья, высокая, едва ли не по колено, с липкими, приставучими стеблями, трава... и ничего, что бы указывало, куда именно нечисть уволокла Дина.

Над головой пронзительно каркнула ворона, и младший Винчестер, вздрогнув всем телом, едва не нажал на курок. Мысленно чертыхаясь, Сэм поднял голову, заметив промелькнувшую на фоне темно-серого ночного неба, густо усеянного звездами, черную тень птицы. Не раздумывая, шагнул в сторону, куда полетела ворона. А та, словно заманивая его, еще раз зловеще каркнула, указывая направление. И Сэм уже не шел, он почти бежал, не обращая внимания на стегающие по лицу ветки и нарастающую боль в раненной ноге. Вскоре ему пришлось опустить оружие, используя его уже для того, чтобы пробиться сквозь плотную живую изгородь из какого-то колючего кустарника.

Острые шипы царапали кожу, разрывая ткань, цеплялись за джинсы, задерживая, не пуская дальше. Но Сэм с маниакальным упорством лез вперед, раздвигая, ломая ветки. Когда уже начало казаться, что он ходит кругами, заблудившись в густом кустарнике, Сэм с облегчением вывалился на небольшую полянку. После вязкой, практически кожей ощущаемой тьмы под кронами деревьев, слабый свет только что показавшегося над лесом ночного светила был, как глоток чистого воздуха, позволяя видеть даже без фонаря.

Звук, раздражающе хрипящий, резанул по натянутым нервам неожиданно громко, подтверждая правильность выбранного Сэмом направления. Он тут же встал, как вкопанный. Медленно повернулся вправо.

Нечисть неподвижно зависла в воздухе, вытянувшись почти параллельно земле. В паре футов прямо под ней, безвольно раскинув руки, лежал Дин. Длинные темные волосы бааван ши едва касались его лица, а рваные лоскуты развевающегося подола платья полностью скрывали ноги охотника.

Стрелять картечью, когда тварь так низко нависла над Дином - значит, рисковать задеть и его. Младший Винчестер приподнял ствол. Приклад знакомой, мощной отдачей толкнул плечо, и выстрел на несколько секунд заставил бааван ши замолчать. Сэм намеренно стрелял чуть выше ее, не стремясь убить, только отпугнуть, заставить оставить Дина. Заодно подавая отцу сигнал.

Но тварь и не думала убегать или отпустить жертву. Придавив тонкой рукой шею Дина, она резко повернула голову в сторону появившегося охотника.



Белое, словно гипсовая маска, лицо с черным провалом оскаленного рта и с отражавшими свет мертвыми глазами...

Сэм уже видел ее вблизи, но все равно почувствовал, как предательский холодок липкого первобытного ужаса потом стекает по спине. Стараясь избавиться от наваждения, Винчестер нервно повел плечом и, сделав широкий шаг вперед, заорал:

- Пошла вон, сука! - вряд ли он думал в этот момент, что бааван ши хорошо разбирается в человеческих ругательствах, но использование «экстремального» лексикона брата неожиданно придало сил, заставляя быть бесшабашно дерзким.

Так или иначе, но он добился своего. Крича и размахивая дробовиком, Сэм приблизился еще на пару шагов, а бааван ши все так же медленно, словно нехотя, начала подыматься. Почти встав, но так и не коснувшись ногами земли, она замерла, позволила губам изогнуться в слабом подобии человеческой улыбки и, взглянув на младшего Винчестера из-под ниспадающих на лицо волос, широко открыла рот. Она узнала свою жертву.



И вот тут Сэм, приставив приклад к бедру, выстрелил. Расстояние позволяло не переживать по поводу прицельной стрельбы, даже вот так, навскидку. Он видел, что попал, но тварь, взмахнув руками, словно крыльями, ринулась на молодого охотника. Сэм передернул цевье и вновь нажал на курок, целя в правый бок. С близкого расстояния было видно, что платье бааван ши уже было порвано в нескольких местах, открывая сверхъестественную бледность кожи. Однако, тварь не остановилась, даже не дернулась. Словно локомотив, налетев на охотника, она повалила его на землю. Цепляясь тонкими холодными пальцами, норовила добраться до шеи. Изгибаясь, словно изломанная кукла, она ползла по его телу вверх, и оторвать ее от себя казалось совершенно невозможно.

Придя в себя от выбивающего дух удара, Сэм попытался перекатиться, подмяв бааван ши под себя. Но хрупкая на вид девушка, казалось, весила тонну. В руках охотника все еще оставался дробовик. Размахнувшись, он изо всех сил приложил прикладом по виску нечисти. Послышался треск ломающихся костей, и голова бааван ши безвольно мотнулась в сторону. Сэм, воспользовавшись моментом, просунул дробовик между собой и ее телом, выстрелил. Ее подкинуло, отбрасывая на добрых три фута в сторону. Противный клекот на мгновенье прервался, а Сэм, быстро перебирая ногами и руками, отполз подальше.

На Дина, лежащего всего в нескольких футах, он не смотрел. Некогда. Брат всегда его так учил. Когда идет охота, не отвлекаться. Вначале разделаться с тварью, затем все остальное. И Сэм действовал, полностью подчинившись инстинктам охотника. Выпуская в бааван ши заряд за зарядом. Он считал выстрелы, мысленно умоляя отца поторопиться.

Дробовик тихо щелкнул - патроны закончились. В кармане были еще, но вряд ли нечисть дала бы ему время на перезарядку. Пока она только дергалась от прямых попаданий, но продолжала настойчиво ползти к охотнику, выставляя вперед острые локти, исподлобья уставившись на него немигающим взглядом.

Развороченное дробью лицо на глазах затягивалось новой гладкой кожей, выбитый ударом глаз, еще секунду назад темным шариком висевший на тонком пучке нитей нервов, медленно, но верно сам стал на место.

Сэм нервно сглотнул, утишал себя мыслью, что летать сил у нее не осталось. Оказалось, ошибался. Она приберегла их для решающего броска.

****

Едва зубы бааван ши коснулись кожи, легко разрезая, впиваясь в тело, как жидкий огонь заструился по венам, обжигающей волной растекаясь от шеи по рукам, опускаясь ниже. Сжигая легкие, сжимая сердце, обволакивая желудок. Дин бы закричал от боли, да только сжавшееся горло пропускало лишь жалкий хрип. За каждый вздох приходилось бороться, на изломе хватая ртом воздух.

Вместе с огнем по телу разливалась тошнотворная слабость. Он чувствовал, как пальцы разжались, и рука безвольно упала, отпуская бааван ши. Но мерзкая тварь не отдалилась, продолжая буравить охотника пустым взглядом мертвых глаз.

Он еще пытался достать ее, ударив хотя бы головой. Что-что, а котелок у него всегда был крепкий, и этот прием не раз выручал его в драке. Только вот голова оказалась налита свинцом, и оторвать ее от земли было непосильной задачей. А еще через секунду Дин совершенно забыл, что хотел сделать.



Апатия, навалившаяся сразу вслед за слабостью, полностью парализовала мысль. Оказалось, простое наблюдение за неторопливо ползущими пятнами отнимает все его силы. Он чувствовал нарастающее жжение в глазах, но совершенно не представлял, что можно с этим сделать. Собственное тело ощущалось тяжелым, неповоротливым мешком.

Внезапно громкий звук привлек его внимание, отпугивая расплывающиеся пятна. Они застыли, постепенно уменьшаясь в размерах, словно стравливающие воздух воздушные шарики, превращаясь в маленькие белые точки. Почему-то воспоминание о воздушных шарах подстегнуло вяло ползущие мысли Дина, ему даже показалось, что он слышит, как воздух большими пузырями вырывается на волю. Но опять повторившийся громкий хлопок сбил Дина с мысли, и он едва не застонал от отчаянья. Опять ему не было, за что уцепиться! Прорывавшийся сквозь плавающую пелену бессознательности, часто повторяемый звук казался до боли знакомым. Но вот вспомнить, что это может быть, он не мог, поэтому опять переключился на разглядывание точек.



Неожиданно пришло понимание, что белые соринки на черном фоне - это звезды. На этой мысли Дин зациклился, напрочь забывая о звуках. Почему-то наличие звездного неба показалось ему неправильным, и вспомнить, почему, стало едва ли не самым важным. Он выбрал одну, мерцающую особенно ярко, точку, впившись в нее немигающим взглядом. Глаза запекло сильнее, но Дин не отвлекался. И тут его вновь осенило - последний раз, когда он смотрел вверх, он не мог видеть звезды - небо было скрыто густой кроной деревьев.



Воспоминание об охоте накрыло так резко и всепоглощающе, что Винчестер едва не взвыл от заполнивших голову острых иголок боли. Бааван ши! Засада! Надо предупредить отца с Сэмом!

Сморгнув непрошеные слезы, он скосил глаза влево. То ли его зрение в очередной раз сыграло с ним злую шутку, то ли это лунный свет, переломившись каким-то фантастическим способом, отсвечивал от парящих низко над землей сгустков черного тумана. Небольшие, объемные, размером с футбольный мяч, они медленно наползали друг на друга, опускались на землю и вновь подымались над травой. Они притягивали внимание, завораживая своим неторопливым танцем.

Окружающий мир, превратившийся в вязкий кисель, медленно раскачивался, каждый раз грозя обрушиться и раздавить. Дин сморгнул, пытаясь вернуть четкость зрения, и вздрогнул. На него из серого тумана наплывало что-то темное и бесформенное. Монотонный гул, стоявший в голове, вдруг превратился во что-то уж совершенно непонятное. Как будто кто-то поставил аудиозапись на очень медленную скорость прокрутки. Низкий голос, тянущий гласные, то наплывал на Дина, мешая ему дышать, то удалялся.

«Э-э-э ы-ы-ыв ыыын» - слышал он, безуспешно пытаясь вникнуть в происходящее. Зрение совершенно ему не помогало. Едва Дин пытался зацепиться за что-то взглядом, как предмет начинал расплываться, норовя то поглотить его, перекрывая доступ кислорода, то сжавшись в точку, больно впиться в мозг.

Громкий звук глубоким эхом ударил ему в виски, и Дин подумал, что, должно быть, где-то рядом стреляют.

А потом его тряхнуло, и звезды размазались, превращаясь в длинные линии, прямо как в фантастических фильмах, когда корабль прыгает в гиперпространство. Он прямо как капитан Соло, уходящий от преследования имперских дестроиров. Дин дернул губой, пытаясь скопировать знаменитую нахальную улыбочку Харрисона Форда, но собственное лицо ощущалось каким-то деревянным, и он не был уверен, что у него получилось.



Что-то холодное уперлось ему в губы, заставив их разжать. Теплая жидкость внезапно заполнила рот, и Дин поперхнулся, невольно сглатывая. Вдруг нависшее над ним пятно, к которому он почти привык, сдвинулось вбок, качнулось, дернулось в другую сторону, и Дин протестующее замычал. Оттого, что окружающее слишком быстро уходило из фокуса, к горлу подкатила тошнота. Во рту стало горько и кисло. А когда пятно вновь наплыло на него сверху, Дин внезапно вспомнил о бааван ши и об охоте. Лавина воспоминания выдернула его из прострации, мобилизуя.



Дин, вкладывая все силы, махнул рукой с зажатым в ней ножом. Попал - не попал, он так и не понял.

Звуки все еще окружали его, окутывая мягким низким тембром.

- ...оооййй ззаааа...ииииин!

Ему показалось, или его звали? Обычное короткое имя из четырех букв показалось ему длиной в целое предложение . Но это определенно звали его. И тогда, рванувшись из последних сил, Дин закричал:

- Сэ-эм!



****



Продолжая отползать, Сэм не сводил глаз с бааван ши. Ладонь скользнула в карман, нащупывая холодные медные цилиндры патронов. Ему надо еще пару секунд. Но уже где-то в подкорке испуганно-обреченной птицей билась мысль, что не успеет. Нечисть не даст ему перезарядить оружие.



Их разделяло всего несколько шагов, когда что-то большое и темное, ломанувшись из кустов, сбило бааван ши, увлекая за собой на землю. Большой клубок из двух тел покатился по земле.



- Вытаскивай Дина! - прорычал Джон в запале схватки, кромсая нечисть большим ножом. Сэм видел, как методично подымалась и опускалась рука отца.



Оставаясь неподвижным всего лишь мгновенье, младший Винчестер, забросив дробовик за спину, ринулся к брату. В подкате упал рядом и, вцепившись в динову рубашку, хорошенько его встряхнул.

- Дин!

Брат лежал неподвижно, и, казалось, не дышал. Сэм нервно дернул ворот своей футболки, словно тот внезапно стал ему туг и, склонившись над Дином, попытался нащупать пульс. Кожа холодная и липкая. Пальцы нетерпеливо двинулись, вновь надавили, в надежде почувствовать упругий толчок наполняющейся кровью сонной артерии.

Сэм вынужден был задержать дыхание, чтобы полностью сосредоточится на ощущении кожи под ладонью. Свой собственный пульс он слышал прекрасно. Кровь шумела в ушах, перекрывая даже раздававшиеся с боку звуки борьбы и хрипы бааван ши.

Но вот пальцы скользнули еще немного вверх, и Сэм коротко, рывком выдохнул. Жив. Дин жив.

От радости он не сдержал всхлип. Изгибом локтя вытер испарину со лба.

- Давай же, Дин, очнись. Надо убираться отсюда, старик!

Черт знает, куда Сэм дел фонарик! Скорее всего, выронил, когда схватился с бааван ши. Единственным источником света для него стал телефон. Осветив призрачно-голубым светом лицо Дина, Сэм вздрогнул. Бледная кожа с бескровными губами и широко распахнутые глаза с настолько расширившимися зрачками, что Сэм испугался, не найдя там знакомого зеленого цвета.

Скомкав в кулаке футболку Дина, Сэм рванул ее вверх. Ощупывая, убеждаясь что бааван ши не вырвала у него печень, а кровь, пропитавшая одежду насквозь - не принадлежит его брату. Отец оказался прав. Но Дин не приходил в себя, а из леса надо было выбираться как можно быстрее. Сэм осторожно ощупал его голову в поисках пропущенной раны, но собственные руки были настолько перемазаны кровью, что определить, чья она, он уже не мог.

- Дин! - вновь позвал Сэм и, уже не церемонясь, хлестнул несколько раз по щекам. Брат дернулся, моргнул и, хоть взгляд так и остался расфокусированным, Сэм понял, что он его слышит. - Окей, Дин, ты только держись. Мы тебя вытащим.

У него за спиной послышалось проклятье и треск разрываемой ткани. Не разгибаясь, Сэм оглянулся. Бааван ши, вырвавшись из рук Джона, большим черным пятном метнулась в сторону высоких деревьев.

- Папа! - крикнул Сэм, с ужасом понимая, что отец остался лежать на земле.

Но старший Винчестер, хрипя и громко матерясь, опираясь на колено, поднялся на ноги. Тяжело дыша, вытер рукавом лоб, сплевывая прилипшие к губам травинки. С омерзением посмотрел на зажатый в ладони обрывок платья нечисти, еще раз выругавшись, отбросил его подальше. - Живой? - спросил он, даже не глядя на сыновей.

- Живой!

- Давай его к машине! - приказал Джон, доставая из-под полы куртки обрез. Вглядываясь в темные тени, за которыми скрылась бааван ши, он, пригнувшись, устремился в проделанный нечистью проход.

Поглядывая по сторонам, Сэм перезарядил дробовик. Щелканье загоняемых в магазин патронов успокаивало. Охота еще не была закончена, но нервное напряжение схлынуло, оставляя холодную голову. И Сэм был чрезвычайно рад этому. Он не собирался бежать, помогать отцу прикончить эту тварь. Джон доверил ему защиту брата, и младший Винчестер должен был выполнить приказ.

Он вновь склонился над Дином, стараясь его приподнять. Но безвольное тело было слишком тяжелым для его раненной ноги, которая тут же отозвалась пронзившей мышцы болью. Однако, Сэм, несмотря ни на что, пытался вновь. В пекущей огнем ране что-то натянулось и лопнуло. Тонкий теплый ручеек, медленно пропитывая бинт, устремился вниз, щекоча кожу.

- Вот же сука! - стиснув зубы, Сэм упал, скорчившись на боку рядом с братом, уткнувшись лбом ему в плечо и сжав ладонями больное бедро. Похоже, швы, аккуратно наложенные Дином сутки назад, разошлись. Переждав пик боли, и зло теранув грязной ладонью по глазам, Сэм вцепился правой рукой в куртку брата. Левую, с дробовиком, выбросил вперед, упираясь локтем в мягкую землю. Отталкиваясь ногой, дернул Дина на себя, подтягивая.

Дин громко застонал и, кажется, даже дернул рукой.

- Терпи, старик, терпи, - повторял Сэм, втайне даже радуясь, что Дин хоть как-то реагирует. Пустые, смотрящие в никуда глаза брата пугали до чертиков.

Пробираться через колючий кустарник и одному было тяжело, но Сэм с маниакальным упорством полз вперед. Матерясь, обламывая ногти, тащил за собой брата, даже не думая останавливаться, чтобы перевести дух. Локоть в землю, ногу согнуть - толчок, стиснуть зубы - рвануть за шкирку тяжелое тело. Сэм двигался как автомат, не забывая поглядывать по сторонам, но все же пропустил момент когда лес закончился, и они с Дином оказались на обочине дороги.

Приподнявшись, он осмотрелся. Шоссе плавно изгибалось, поворачивая к озеру, и Сэм, хоть и не мог еще его видеть, почувствовал освежающую прохладу, идущую от воды. Импала стояла в трехстах футах дальше. Но раздумывать над тем, тащить Дина к машине или рискнуть бросить его одного, чтобы подогнать Импалу, Сэму не пришлось. Треск ломаемых ветвей и громкий топот за спиной заставил его развернуться, вскидывая дробовик.

- Это я, Сэм! - предупреждающе поднял руку Джон и подбежал к сыновьям.

Младший Винчестер позволил себе на секунду прикрыть глаза, с облегчением опуская оружие.

- Нашел ее?

Отец не ответил, опустившись перед Дином на колени. Подсвечивая себе фонарем, Джон внимательно осмотрел старшего сына. Дин никак не отреагировал на яркий свет, бьющий прямо в глаза, и Сэм заметил, что его расширенные до предела зрачки остались неподвижными. Отец громко выдохнул, заставляя младшего обеспокоенного глянуть на него.

Одним движением Джон стащил с плеч Дина рубашку.

- Он все время такой? - зыркнул из-под бровей на Сэма старший Винчестер и, не дожидаясь ответа, перевел взгляд на Дина. - Где укус?

- Что? - не сразу сообразил Сэм и тут же чертыхнулся. Как он сам не догадался! Дин такой заторможенный не от удара и возможного сотрясения, а от укуса бааван ши.

Полумесяц из точек - следы от зубов - с уже запекшейся кровью они отыскали быстро: у основания шеи, чуть выше ключицы. Отец знал, где смотреть в первую очередь. Наверное, Дин, боровшийся до последнего, дернулся как раз, когда бааван ши кусала, поэтому и след был только один, от нижних клыков нечисти.

Дин очнулся, когда Джон, открутив зубами крышку пластиковой бутылки, щедро плеснул святой водой на окровавленную шею, промывая укус, заодно проверяя свою догадку. Рана задымилась, словно на кожу попала кислота, а Дин, выгнувшись всем телом, закричал. Уходя от боли, он вжался виском в плечо брата, едва не опрокинув Сэма набок.

- Тише, тише, - удерживая за плечи Дина, шептал Сэм, не отрывая взгляд от того, что делает отец. Придерживая голову брата у себя на плече, он чувствовал его горячее, сбивчивое дыхание через рубашку. Дин громко сглотнул, дрожа и еще больше прижимаясь к Сэму.



Отбросив в сторону опустевшую бутылку, Джон вновь полез в карман куртки. На землю, тихо звякнув, выпали ключи от Импалы. Отец, вытащив маленькую серебряную фляжку, в которой обычно держал виски, передал ее Сэму. Она была теплой и подозрительно измазанной чем-то черным.



- Это кровь бааван ши, - он вновь посмотрел на младшего сына, только в этот раз Сэм со страхом заметил промелькнувшее в его глазах сомнение. - Должно помочь. Говорят, ее можно использовать как противоядие при укусах.

- Говорят? - шепотом переспросил Сэм, запоздало понимая, что из-за всех сегодняшних событий, разборок с отцом, подготовки снаряжения, он совершенно не поинтересовался тем, что происходит с укушенными бааван ши. Вскользь брошенного отцом еще днем замечания, что люди на время теряют волю и ориентацию в пространстве, тогда для него было более, чем достаточно. И теперь, заметив неуверенность в глазах Джона, Сэм и сам растерялся.

- Дин должен сделать хотя бы пару глотков, - не пускаясь в объяснения, отец подобрал упавшие ключи и встал на одно колено. - Я пригоню Импалу.

Сэм нервно сглотнул, и, перехватив плечи брата поудобней, отвинтил крышку. Скривившись, подозрительно понюхал. Он не знал, чего ожидал, только вот кровь нечисти пахла вполне себе обычно - кровью. Решительно выдохнув, поднес горлышко к губам Дина.

- Не думаю, старик, что тебе это понравится, но выбора у тебя нет.

Тот посмотрел на него вполне осознано, во всяком случае, так показалось Сэму.

Однако как только Дин послушно сделал первый глоток, его глаза начали закатываться, и Сэм, перепугавшись, что он вновь вырубится, похлопал его по щекам. Дин застонал, выгнулся, и Сэм едва успел его перевернуть набок, как брата вырвало. Кисловатый запах быстро разнесся по лесу, и младший Винчестер, скривившись, постарался оттащить Дина хотя бы на пару футов в сторону. От движения тот вновь открыл глаза и, уставившись невидящим взором куда-то за спину Сэма, вяло махнул рукой с ножом. Сэм, чертыхаясь, без труда перехватил руку, вытащил из ослабевшей ладони оружие, удивляясь, как он не заметил его раньше и как Дин не потерял его.

- Успокойся. Это я - Сэм, - он мягко удерживал брата за руку, заглядывая ему в глаза, с облегчением ловя искру узнавания. Дин был дезориентирован, но, зацепившись взглядом за Сэма, встрепенулся, что-то шепнул и уже сам уцепился за рукав его рубашки. - Попробуем еще раз?

Знакомый автомобильный рокот показался Сэму самым приятным звуком на земле. Взвизгнули покрышки, и Импала остановилась в паре шагов от молодых Винчестеров.



- Давай его в машину, - оставив дверцу открытой, Джон выскочил из Импалы, нагибаясь над Дином. Сильным рывком поднял его на ноги и, не дожидаясь помощи Сэма, поволок к задней дверце. Старший сын вяло передвигал ногами, больше мешая, чем помогая отцу и едва слышно бурча, что сможет идти сам. Несмотря на то, что ему было еще далеко от нормы, Дин, похоже, потихоньку приходил в себя.



Джон запихнул старшего сына на заднее сиденье и накинул на него свою куртку. Он не возражал, только медленно хлопал ресницами, недоуменно глядя на отца, когда он вытирал ему испачканный кровью бааван ши подбородок.

Сэм с шипением от боли в потревоженной ране уселся рядом с водителем. Вытянув, насколько это было возможно, ногу, Сэм оглянулся и делано-беспечно бросил:

- Знаешь, Дин под этой наркотой - просто самый лучший старший брат.

- Да, - почему-то хмуро отозвался Джон и, вдавив педаль газа в пол, сорвался с места. Сэм мог бы поклясться, что, будь Дин в нормальном состоянии, он бы наорал даже на Джона за неуважительное отношение к его детке. Но брат молча сидел сзади, прислонившись головой к стеклу.

- Не спать, Дин, - внезапно гаркнул Джон. И Сэм, всего на секунду прикрывший от усталости глаза, вздрогнул. - Не спать, сынок, - вновь повторил отец, настороженно поглядывая в зеркало заднего вида.

Сэм непонимающе нахмурился и повернулся к брату. Дин сполз немного вниз и, с видимым трудом удерживая голову, широко открыв глаза, пялился куда-то между шеей Джона и дверцей Импалы.

- Что? - Сэм перевел взгляд на отца. - Почему ему нельзя спать? - от нехорошего предчувствия свело желудок.

Джон ответил не сразу. Дернув плечом, он немного сбавил скорость, и Импала плавно вошла в поворот. Вдалеке показали огни города. Еще минут десять, и они будут в мотеле.

- От яда бааван ши можно уснуть и не проснуться.

Сэм кивнул, но скорее по инерции, чем соглашаясь с отцом, а уже мгновенье спустя, перегнувшись через сиденье, тормошил брата.

- Ты же говорил, что кровь бааван ши ему поможет! Дин, не смей закрывать глаза, ты меня слышишь?

- Поможет продержаться. Но это еще не все, - уточняя, тихо буркнул себе под нос Джон, но Сэм услышал, бросив на него сердитый взгляд.

- Что еще? Почему мы, твою мать, не взяли все с собой?

- Там ничего сложно, поверь. - Джон мельком глянул на Сэма. - Только его нельзя приготовить заранее. Своя технология, - он попытался улыбнуться, но только дернул щекой.

- Останови, я пересяду.

- Мы почти на месте, - упрямо мотнул головой Джон и прибавил газу.



****

Из машины Дин вылез почти самостоятельно. Правда, Джону пришлось отжимать по одному его пальцы от дверцы, в которую он вцепился мертвой хваткой, а потом уговаривать его сделать первый шаг.

В свете уличного фонаря, так не вовремя включившегося прямо возле их номера, было видно, что Дин еще не вполне соображает. Стоять прямо он не мог, даже голову держать, казалось, для него было непосильной задачей.

Джон подпер его сбоку, закинув руку сына себе на плечи и крепко прижимая, потащил к уже открывающему двери номера Сэму. Посторонившись, младший Винчестер хлопнул ладонью по выключателю. Два торшера по углам залили комнату мягким желтым светом.

Отец протащил волочащего ноги Дина мимо стола, задев и опрокинув на пол стул, плюхнулся вместе с сыном на кровать. Жалобно скрипнули пружины.

- Сэм, держи его. Боюсь, как только он коснется подушки - уснет, и мы его не добудимся.

Джон подождал, пока Сэм не присядет с другой стороны. Нагнулся, пытаясь заглянуть старшему в глаза. Дин, медленно моргая, смотрел куда-то в пол, вряд ли видя перед собой отца.

- Держись, Тигр. Слышишь? Только не спи.

Дин выпучил глаза, показывая, что все понял, и согласно мотнул головой, отчего его сразу повело в сторону.

- Хорошо, - Джон поднял взгляд на младшего. - Я буду готовить, а ты запоминай на будущее.

Старший Винчестер метнулся к своей еще утром принесенной сумке. Достал целлофановый пакет.

- На самом деле, все довольно просто. Заваривать на святой воде один к одному зверобой, тысячелистник и кору дуба. В самом конце добавить четыре капли крови бааван ши. Только очень осторожно. Если переборщить, то... - он не договорил, серьезно взглянув на Сэма.

Электрический чайник уже стоял с открытой крышкой, и старший Винчестер налил в него воду из двухлитровой пластиковой бутылки.

- Почти как чай. Три ложки на стакан кипятка. Главное - выдержать время и пропорции. Заваривать десять минут. Процедить и сразу дать выпить.



Сэм смотрел, как суетится отец, разыскивая ложку и стакан.

- И это точно ему поможет? - Сэму нужны были гарантии. Стопроцентные, иначе он прямо сейчас вызывает медиков. Пусть они делаю переливание, очистку крови или еще что там у них положено, но Сэм не собирался терять брата. - Но в лесу ты дал ему просто кровь.



- Вынужденная мера, - Джон откопал в ящике тумбы под умывальником ложку и уже насыпал сухие травы в стакан. Рядом радостно пофыркивал вскипевший чайник. - Это дало возможность продержаться до того, как будет готово снадобье. А вот эту травку надо будет заваривать заново каждый час, думаю, раз пять-шесть.

- Думаешь? - тут же напрягся Сэм. Его совсем не устраивала неточность в словах отца.

- Как только глаза, - Джон махнул головой в сторону старшего сына, - станут опять нормальными, можно перестать так часто поить.

- Если каждый час... - Сэм все еще не был до конца уверен. Скосив глаза на брата, с сомнением заметил: - Я не знаю, сможем ли мы не давать ему спать так долго.



Бросив ложку в стакан, чтобы не лопнуло стекло, Джон налил еще бурлящую воду. Терпкий запах зверобоя и еще чего-то, что Сэм не смог определить, поплыл по номеру.



- Нет, после первой порции уже не так страшно. Пусть спит, - накрыв стакан ладонью, он оглянулся в поисках крышки. - Ты сам как? - Джон засек время по настенным часам, бросив на Сэма обеспокоенный взгляд.

- Ничего вроде, - дернул плечом младший сын, сам только сейчас замечая, что на его джинсах проступило темное пятно.

- Мне посмотреть твою ногу? - голос Джона, осматривавшего в это время Дина, был привычно ровным, но Сэм засек натренированным на Дине глазом быстрый обеспокоенный взгляд.

- Я справлюсь, - уверенно заявил он.

- Хорошо, - кивнул отец, стаскивая со старшего сына футболку.

- У-у, - коротко взвыл Дин, когда Джон задел его спину. Откинувшись назад, Сэм присвистнул, осматривая спину брата. Вся ее правая сторона от плеча до талии была разодрана и превратилась в сплошной кровоподтек.






 


 


@темы: фанфики, сверхъестественное, На излом

21:31 

Хроника написания "На излом"

Для тех кто хочет увидеть и услышать бааван ши.


@темы: На излом, видио, сверхъестественное

10:21 

НА ИЗЛОМ 8 Глава

12:34 

НА ИЗЛОМ 7 глава

Думаю надо сделать предупреждение тем, кто по случайности забылся или по рассеянности стал читать историю не с первых страниц. Это хоррор, а посему беременным, кормящим, жующим и попивающим кофе, а также людям с тонкой душевной организацией настоятельно рекомендуется отойти от монитора. А еще, здесь полно харт-комфорта.

В случае непредвиденных реакций ни автор, ни бета ответственности не несет.



7 Глава.

@темы: фанфики, сверхъестественное, На излом

17:30 

На излом. Глава 6

14:25 

На излом. Глава 5

18:09 

НА ИЗЛОМ

11:48 

НА ИЗЛОМ

07:22 

На излом.

[more]Глава 2

Она не любила день. Не любила солнце. Ее раздражала яркая, радостная зелень и беззаботное щебетанье глупых птиц. Она предпочитала отсидеться в темном укромном месте, где приятно и тяжело пахнет мхом и сырой землей. День создан не для таких, как она. Днем трудно затаится, почти невозможно скрыться.

Но именно день дарил ей возможность получить новую жертву, новую кровь. Кровь, которая давала ей силы жить. Поэтому она принюхивалась, приглядывалась. Выискивала. Оставаясь почти незаметной, неузнанной, она выжидала.

Тех, которые ей были нужны, она находила своим особым чутьем. От них приятно пахло силой и адреналином, а голова начинала сладко кружиться в предвкушении пиршества. И не важно, что только вчера у нее была жертва. Она становилась опасно ненасытной и сама чувствовала это. И это ей нравилось. Нравилось за много лет забыть хотя бы на время об осторожности. О, это все кровь! Когда ее много, она пьянит. Хочется все больше и больше. Ощущать, как рвутся под напором острых зубов волокна плоти, как теплая кровь стекает по подбородку.

Сегодня она вновь выходила на охоту.



* * *


Мотель на удивленье оказался приличным. Со светлыми обоями в серую клетку и атласными темно-серыми покрывалами на кроватях. Стильно. Как любил говорить Дин, «все тридцать три удовольствия». Начиная от кровати с вибромассажем, заканчивая кабельным телевиденьем и чистым, действительно, чистым, бельем. Хотя, отдавать едва ли не последние девяносто шесть баксов за две ночи старшему Винчестеру все равно было жалко. Кредитки строгая дамочка на ресепшене брать отказалась, а фирменную улыбку охотника проигнорировала.

Дин по привычке бросил свою сумку на ближайшую к входной двери кровать и тут же бухнулся рядом, с раздражением стягивая с шеи галстук. Притворяться агентами ФБР - это был, скорее, конек Сэма. Это он умудрялся выглядеть респектабельно и строго даже в дешевом пиджаке с коротковатыми рукавами. И его длинная худая шея, перетянутая галстуком, не смотрелась смешно и нелепо. Старший же Винчестер чувствовал себя в костюме неуютно и скованно. Но прикрытие федеральной конторы для данного дела было, как сказал Сэм, «оптимальным».

- Фух, сейчас бы бутылочку пива, - мечтательно протянул Дин, откинувшись спиной на кровать. – Слышь, Сэм, ты отказался бы от пива?

Кинув дорожную сумку на стул, Сэм снял пиджак:

- Сейчас половина девятого утра. Не рановато ли? Да и мы, вроде как, работаем.

Дин закряхтел, недовольно кося на брата:

- Я всю ночь был за рулем, для меня не рано, скорее, поздно.\- Твои проблемы, - пожал плечами тот. – Я несколько раз предлагал тебя сменить.

- Ага, а сам так клевал носом, что, пусти я тебя за руль, мы бы рисковали оказаться в придорожной канаве! – измотанный постоянными ночными кошмарами Сэм в эту ночь, едва ли не первую за последнее время, мирно посапывал на заднем сиденье Импалы, неловко подтянув длинные ноги и накрывшись с головой старым пледом. И Дин скорее руку бы себе отгрыз, чем разбудил брата.

Старший Винчестер нехотя встал и принялся рыться в сумке со снаряжением. Достав оружие, привычно засунул пистолет в ящик прикроватной тумбочки, а нож под подушку. – Ты как хочешь, но я вздремну. Разбудишь в одиннадцать? Съездим в морг.

Сэм согласно кивнул. Дину действительно не мешало поспать. Если местная нечисть орудует по ночам, то не исключено, что и сегодня Винчестерам спать не придется.

Широко зевнув, Дин собственнически побросал одежду на кровать брата, залез под одеяло. Повернувшись на живот, засунул руку под подушку. Ладонь привычно легла на прохладную рукоять ножа, купленного еще в прошлом году на распродаже где-то в Айдахо. И отличный оказался нож! Прекрасно сбалансированный, он одинаково хорош был в ближнем бою, и в броске.

Дин еще пару минут попыхтел, устраиваясь поудобнее, и вскоре глубоко задышал, провалившись в сон.

Стараясь не шуметь, Сэм распаковал сумки и переоделся. Сел за стол и открыл дневник отца. Всего на мгновенье задержался не первой странице. Провел ладонью по гладкой бумаге, там, где рукой Джона была сделана первая запись, датируемая шестым ноября. Через четыре дня после того, как их дом сгорел, отец купил записную книжку, обтянутую светло-коричневой кожей, и начал отсчет новой жизни для себя и для своих сыновей.

Тихонько вздохнув, Сэм перевернул страницу. Теперь ему была понятна каждая строчка, каждая запятая, сделанная отцом. Еще чуть больше полугода назад Сэм был счастлив, что, наконец, освободился от давления отца и надоедливой опеки старшего брата.

Четыре года он дышал свободой, полной грудью. Поначалу злясь на себя и на отца с Дином
за вколоченные привычки спать вполглаза, с подозрением встречать каждую ползущую тень, посыпать вход солью и класть под подушку пистолет. Он боролся с этим, вырывая заложенные инстинкты с мясом, учась жить заново в обычном мире, без сверхъестественного. В этом смысле Стэнфорд стал для него не только юридической школой, но и школой нормальной жизни, к которой он так стремился.

Как там говаривал старина Фрейд? Сигара иногда просто сигара? И Сэму нравилось быть просто Сэмом Винчестером. Не охотником, не человеком без дома и постоянного заработка, а быть просто парнем, который точно знает, что завтрашний день Колумба (1) он проведет со своей девушкой и друзьями. Сидеть в засаде на горгулью, гоняться за вендиго и копать могилы по ночам не для него. Так он думал. Так и было, когда он, целуя мягкие губы Джессики, пропуская холодные локоны белокурых волос сквозь пальцы, мог только радоваться тому, что вовремя бросил этот чертов семейный бизнес.

Воспоминание нахлынуло, сокрушительной волной сметая выстроенные за восемь месяцев, прошедших после смерти Джесс, бастионы ожесточения. Опять нестерпимо защипало глаза, а горло засаднило, словно он его только вчера сорвал, выкрикивая ее имя в объятом пламенем доме, вырываясь из

плотного кольца рук брата.

Сэм зажмурился, с силой сдавливая пальцами переносицу. Судьба настигла его. Мало того! Словно в насмешку, злой Рок отобрал любимую, превращая Сэма в точную копию человека, на которого он меньше всего хотел походить – своего отца. Человека, который сделал свою жизнь одной сплошной дорогой мести.

И, наверное, только Дин сейчас давал возможность Сэму не только держаться, но и сдерживаться. Продолжать то, что, как выяснилось, он может
делать лучше всего. Охотиться на нечисть.

Он снова перевернул страницу, скользя взглядом по неровным строчкам отцовского почерка. Сэм теперь понимал отца не только головой, но и сердцем. Теперь он знал, как может нестерпимо болеть в груди, не давая дышать, лишая желания двигаться дальше. Но, несмотря на это понимание, а быть может,
благодаря нему, гнев Сэма на Демона, убившего маму и Джесс, сублимировался в гнев на отца.

Он, сдерживая ярость, бесился оттого, что Джон не подпускал их к себе. Сейчас, когда – Сэм был уверен – он подобрался к нему совсем близко. Ослепленному жаждой мести, ему было мало просто понимания, что убийца будет уничтожен. Ему необходимо было быть там. Видеть. Действовать.

Дин, ворочаясь на кровати, что-то буркнул во сне, и Сэм, отвлекшись, мельком глянул на брата. Вот кто в их семье всегда мог держать удар. Делать

хорошее лицо при плохой игре. Хотя, надо признать, Сэм догадывался, что вся эта напускная легкость, явная бравада - тоже своего рода защитная система,
разработанная братом. И что подводные камни Дина едва ли не больше сэмовых.

Он еще раз вздохнул и углубился в чтение дневника. Отец писал кратко, сокращая слова порой до совершенно нечитабельных сокращений, часто не имея другой твердой поверхности, кроме своего колена. Строчки прыгали, буквы наползали одна на другую. Читая некоторые записи, приходилось напрягать
не только зрение, но и логику. Додумывать, что хотел сказать отец. Но упоминание нечисти с копытами вместо ступней Сэм нашел относительно быстро и также быстро прочел. Ничего конкретного, кроме того, что эти твари были замечены в Миннесоте, питаются, очевидно, кровью, боятся кованого железа. Возле этой надписи стояла пометка «не проверено». А в самом конце записи напротив слова «убить» стоял вопросительный знак. Ни названия, ни способа борьбы, кроме железа, не было. Но Сэм, все же, нашел ниточку, за которую можно было потянуть.

Прихватив лэптоп и тихонько прикрыв за собой дверь, он вышел из номера. Проезжая сегодня мимо местного книжного магазина, он заметил вывеску «Wi-Fi». Поэтому, расположившись за столиком в небольшом кафетерии при магазине и заказав мокко, он включил компьютер.

Через полчаса головоломных ухищрений, штудируя огромное количество ссылок по заданным параметрам, Сэм наткнулся на заинтересовавшую его
статью пятилетней давности с броским названием: «Когда смерть постучится в ваш дом?» Автор статьи обладал недурным слогом и, пробираясь сквозь нагромождение газетных штампов и гневных эпитетов в сторону полиции, Сэм сумел выяснить главное.



В лесах недалеко от Плимута было найдено три трупа. Все жертвы - молодые мужчины до 30 лет, у всех на теле множественные резаные раны, и все были подвешены на дереве.

В конце статьи Сэм, нахмурившись, прочел неутешительный, но весьма правдоподобный вывод репортера о том, что всего в городе за полгода пропало семь мужчин, а нашли из них только троих.

Выписав на всякий случай все имена, фигурирующие в статье, и с тоской посмотрев на уже пустую чашку, Сэм обновил поиск.

- Вот уж не думала, что агенты ФБР работают в книжных магазинах! – насмешливый голос заставил Сэма вздрогнуть и оглянуться.

В паре футов за его спиной стояла рыжеволосая девушка. Короткая стрижка под мальчика, три точки-родинки над правой бровью и лукавые темно-зеленые глаза. Определенно, без очков Элис Зетрок выглядела лучше. Не такой неприступно-строгой, более юной и привлекательной. Зацепив большим

пальцем ремень сумки на плече, она откровенно разглядывала младшего Винчестера.

Левая рука Сэма рефлекторно потянулась к компьютеру, закрывая крышку, не давая рассмотреть детективу, чем он занимался.

– Или там настолько секретные документы, что нам, обычным людям, смотреть не стоит? – она повесила сумку на спинку стула и, не ожидая приглашения, села рядом.

- Детектив? – Винчестер облизал нижнюю губу. – Я тоже не ожидал вас здесь увидеть. Неужели за книгами пришли?

- Вы правы. Увы. Я проезжала мимо и решила зайти, кое-что купить. Пет меня давно просила, - она продемонстрировала Сэму детскую книжку в ярко-желтой обложке. Винчестер дернул уголками губ, он как-то не думал о том, что у детектива могут уже быть дети.

- Это моя племянница, - заметив смущение Сэма, уточнила Элис. - Все уши мне прожужжала про «Роликовые коньки», - поправив маленькую сережку-гвоздик в форме крестика, она с интересом посмотрела на Винчестера.

А Сэм, моргнув, внезапно понял, что слишком долго смотрит на ее аккуратное розовое ушко, сквозь которое тепло-золотым просвечивало солнце.

Сэм понимающе кивнул, невольно расплываясь в улыбке. Он честно пытался сдержаться, но ничего не вышло.

- А вы какими судьбами здесь? – в свою очередь, спросила детектив. – Пришли купить что-то для своего напарника да задержались?

- Да уж, - усмехнувшись, протянул Сэм, думая о том, что навряд ли Дин обрадуется чему-либо, кроме свежего журнала «Большие азиатские сиськи». Он не стал ничего говорить вслух, только махнул головой в сторону ноутбука, пояснил: – Сеть, похоже, только здесь. Вот я и решил кое-что проверить.

- И как? – подобралась Элис. – Или ФБР не разглашает свои секреты?

- Ну почему же? – Сэм, задумавшись на секунду, пожевал нижнюю губу и решился. Открыв крышку ноутбука, развернул компьютер к девушке. – Подобные случаи уже бывали раньше. Около семи эпизодов в Миннесоте в 2001 году, в 1966 и 1971 в Вашингтоне пропало при схожих обстоятельствах еще пять человек. По последнему случаю был арестован некто Савински, но суд его признал невменяемым, и, судя по всему, он все еще лечится в закрытой клинике.

- А с чего ты взял, что пропавшие в Вашингтоне имеют какое-то отношение к нашему делу? Столько времени прошло.

Сэм заерзал на стуле:

- Пропавшие входят в нужную нам категорию – раз. Ну и, во-вторых – интуиция, - это прозвучало донельзя нелепо и Винчестер, стушевавшись, замолчал.

- О! С каких это пор агенты ФБР доверяют интуиции?

Сэм опустил глаза.

- Но, допустим, - внезапно согласилась детектив. - Вы уже сделали запрос в местные бюро?

В В свернутом окне лэптопа как раз была официальная страничка регионального отделения ФБР, которую Сэм и пытался взломать.

- Мы над этим работаем, - уклончиво ответил он. – Только, боюсь, с теперешней волокитой материалы будут только дня через два, - решил он закинуть удочку.

Зетрок удивленно изогнула бровь.
- Я-то думала, что кто-кто, а парни из Бюро работают быстро.

Сэм повел плечом, избегая прямого взгляда детектива:

- Да, если это касается угрозы терроризма.

- Хорошо, - понимающе кивнула Элис. – Я тоже постараюсь по своим каналам пробить информацию.

Губы Винчестера дернулись, и он с улыбкой глянул на девушку:

- Полиция никогда не горела желанием сотрудничать с ФБР.

Детектив согласно кивнула:

- Есть грех. Да и вы тоже не лагерь бойскаутов, - ответила она колко.

Сэм фыркнул, отодвигая ноутбук:

- Будем считать, что мы с напарником работаем под прикрытием. Если ты нас не выдашь, конечно.

В ответ она не сдержала улыбку:

- Только в том случае, если один из агентов пригласит меня на чашечку кофе.

Сэм, коротко выдохнув, облизал губы.

- Вечером?

- В семь. Я как раз заканчиваю работу.


* * *
Когда Сэм вернулся в мотель, Дин еще спал. Разметавшись на узкой кровати, он тихо сопел, уткнувшись носом в подушку. Правая рука, свалившись с матраса, касалась пола, левая, явно неудобно согнутая, лежала на спине.
Услыхав стук двери, старший Винчестер зашевелился, нахмурившись спросонья. Поднял голову, посмотрел на брата и вновь бухнулся на подушку.

- Который час? – спросил он хриплым со сна голосом.

- Начало двенадцатого.

Дин пробурчал что-то неразборчивое, и, так и не открыв глаза, медленно сел.

- Да поспи еще, - хмыкнул Сэм, глядя на заспанное лицо брата с четким отпечатком складок подушки на левой щеке и торчащим во все стороны ежиком коротких волос.

Старший Винчестер только рыкнул, замотав головой и, наконец, открыл глаза:


- Нет. Есть хочу, - и желудок, в подтверждение его слов, громко заурчал.


Сэм еще раз фыркнул и бросил ключи от машины на стол.


- Где был? - Дин недовольно пошкрябал пальцами по двухдневной щетине. Вначале было бы неплохо побриться и принять душ. Вздохнув, он обреченно посмотрел на измятую постель и, нагнувшись, полез в сумку за чистыми вещами и бритвенными принадлежностями.

- Да нашел выход в интернет, - неопределенно пожал плечами Сэм. – Может, пиццу заказать?

С трудом найдя нужное в сумке, Дин бросил ее перед братом и выразительно глянул на него.

Уперев руки в бока, Сэм недоуменно скривился.

- Черт, Сэм, неужели я тебе каждый раз напоминать должен! Твоя очередь нести белье в прачечную.

- А я, что, должен следить, когда у тебя чистые трусы закончатся? – огрызнулся тот.
- Если собираешься дотянуть до того, чтобы сидеть на сушилке в одних носках, твои проблемы. Но мы ведь, блин, договаривались!
- Да успокойся. Отнесу я, - миролюбиво поднял руки Сэм.

Дин недоверчиво глянул на брата и почесал большим пальцем нос, вспоминая первое предложение брата:

- Думаю, нам с тобой придется потерпеть до вечера. У меня осталась сотня баксов, как раз для того, чтобы ставку сделать и подзаработать немного деньжат.

Сэм кивнул, чувствуя легкий укол вины за выпитый кофе.
- Нам, что, так уж необходима была эта рация?
- Сэм, не начинай, - отмахнулся Дин. – Я же молчал, когда тебе срочно понадобилось расширять оперативную память лэптопа.

- Если бы ты не шарился по порносайтам, то комп бы так часто не вис.

- Можно подумать, что ты никогда и нигде…

- Я - никогда! – резко перебил его Сэм.

- Вот-вот, - усмехнулся брат. – А стоило бы.

Дин скрылся за дверью ванной. Послышался шум воды. А через пятнадцать минут, с мокрой головой и гладко выбритый, он вновь стоял перед братом, подозрительно пахнущий сэмовым лосьоном после бритья.

Младший Винчестер потянул носом. Так и есть! И этот придурок еще возмущался, зачем, мол, тратить деньги на «гейские штучки»! Сэм шумно выдохнул, но ничего не сказал.

- Я готов, - Дин набросил на плечи белую рубашку. Задрав подбородок, застегивая верхнюю пуговицу, направился к выходу. – Ты мне так и не сказал, что нарыл?

Сэм промолчал, закрывая номер и пропуская вперед вышагивающую на высоких каблуках девушку в слишком короткой для того, чтобы быть приличной, юбке. В полуметре за ней шел мужчина с маленькими бегающими глазами. Дин оглянулся, весело подмигивая брату, многозначительно поигрывая бровями.

Сэм понимающе скривился.

- Ну, так что? – вновь спросил Дин, бухнувшись на водительское сиденье Импалы.

- Во-первых, я знаю, с чем мы имеем дело, - не удержал победного взгляда Сэм. Дин присвистнул, одобрительно махнув головой:

- Я в тебе не сомневался.

Сэм довольно и как-то слишком по-детски шмыгнул носом и продолжил:
- Это Бааван ши.
Старший Винчестер, оторвав взгляд от дороги, искоса глянул на брата:
- Че за хрень?
- В шотландском поверье баваан ши - кровожадные фейри. Это что-то вроде злобных духов, - пояснил Сэм, перехватив очередной недоуменный взгляд Дина. - Они завлекают к себе в жилища мужчин и выпивают их кровь.
- Завлекают мужчин? Звучит несколько зловеще, - Дин приподнял бровь. – Да и, как по мне, ветка дерева в лесу не совсем смахивает на жилище.
- Я тебе поверье рассказываю, а не новости BBC. Не придирайся к словам. Так вот, есть легенда о том, как четверо парней отправились на охоту, задержались до наступления темноты и решили заночевать в пустой пастушечьей хижине. Чтобы развлечься, один начал играть на дудке, а остальные стали танцевать.
- Идиоты, - не выдержав, прыснул Дин и, заработав осуждающий взгляд брата, пожал плечами. – Сэмми, скажи, что они еще и что-то там курили.
- Не знаю, но выжил только один – тот, который играл. Потому что почти сразу появились четыре красивые женщины. Трое тоже стали танцевать, а на телах мужчин вдруг стали появляться резаные раны, но они, словно в трансе, продолжали двигаться, пока не попадали от потери крови. Музыкант успел сбежать. Спрятался за спинами лошадей, и бааван ши его не нашли. Считается, что железо конских подков защищает от фейри.
- И что, они такие красивые? – заинтересованно вскинул бровь Дин.
- Не знаю. Это только легенда.
- Хорошо, а что у нас еще есть, кроме легенды?
- Три подобных случая за последние пятьдесят лет. Два в штате Вашингтон, один в Миннесоте. Количество жертв разное. Но все они - мужчины, а вот интересный факт связан с женщиной. Одно имя фигурирует в двух случаях – Джудит Питерсон.
Дин на секунду застыл, не сводя глаз с дороги.
- Некрасивая версия вырисовывается. Мы имеем дело с тварью, похожей на человека. Да еще, с, черт возьми, умной тварью.
Сэм кивнул:
- Зато круг подозреваемых кардинально сузился на сорок три процента. Мужчины автоматически отпадают.
- Вот я теперь даже не знаю, радоваться мне этому факту, или огорчаться, - притворно вздохнул Дин.
Колеса Импалы мягко ткнулись в высокий бордюр на больничной парковке. Дин внаглую остановил машину под синим знаком с нарисованной инвалидной коляской. Выходя из машины, Сэм только покачал головой и безнадежно вздохнул. Дин, привычно игнорируя осуждение в глазах брата, достал

с заднего сиденья пиджак.

- Слушай, я забыл. Кем я сегодня был? Плантом? – он поправил воротник.

Сэм кинул:

- Нам обязательно туда идти вдвоем? – непонятно, на что, надеясь, спросил он, прекрасно понимая, что, как только Дин услышит в его голосе умоляющие нотки, то сделает все возможное, чтобы Сэм не только пошел с ним, но еще и лично запустил руку в брюхо покойника.

- А вдруг пропущу что-то? Студент-ботаник из нас двоих ты.

Сэм скривился, послушно следуя за братом к массивным металлическим дверям небольшого одноэтажного здания, примыкающего к больнице. С удушливо-полуденной жары кондиционированный воздух помещения приятно охладил голову и вспугнул мурашек на вспотевшей в душном салоне машины спине. Сэм поежился, сам толком не осознавая, от чего. Для него «общение» с мертвецами в новинку не было лет с пятнадцати. И на кладбище он с привычным безразличием трактора мог разрывать могилы и открывать полусгнившие гробы, только слегка поморщившись от трупного смрада. Но
вот морг… Сама атмосфера. Резкий, забивающий дыхание, запах формальдегида, и прохлада холодильных камер выбивали Сэма из равновесия.

В конце коридора, возле открытой двери в туалет, их встретил судмедэксперт. Привалившись спиной к стене, он, не снимая заляпанных
кровью перчаток, курил, держа сигарету медицинским зажимом, изредка помахивая перед собой рукой. Сизый дымок, мягко пахнущий мятой, плавно подымался к вентиляционному отверстию под потолком Дин, глядя на этот изыск, только хмыкнул. Поспешно затушив окурок, Уотерс оправдывался:

- Вот, никак не могу бросить курить. Как там Марк Твен писал? «Курить бросить – это легко! Я сам бросал раз пятьсот!»

Сэм вежливо улыбнулся, все еще настороженно поглядывая на испачканные руки патологоанатома. Дин же позволил себе громко рассмеется.

- Однако, джентльмены, у меня для вас пока новостей нет, - развел руками врач. – Сегодня утром парамедики привезли троих отравившихся. Один не прожил и часа. Пришлось в срочном порядке лазить-ковыряться. Так что до нашего подвешенного руки еще не дошли. Помощник мой где-то во Флориде рыбку ловит, а мне тут разгребать приходится за двоих.

- Работы много, - сочувственно поддакнул Сэм.

- Да, раз на раз не приходится, - Уотерс махнул рукой и засунул зажим в нагрудный карман халата. – Вот две недели назад вообще никого не было, - он откашлялся. - Начнем? Вы как, присутствовать будете? – если медик и пытался скрыть иронию, то получилось у него это плохо.

- Нет, - поспешно ответил Сэм.

- Пожалуй, мы просто еще раз посмотрим на раны. И хотелось бы сравнить с предыдущими жертвами. У вас копии отчетов остались? Мы свои в отеле оставили, - не моргнув глазом, соврал Дин.

- Да, у меня в столе, - кивнул Уотерс. – Но я уже сейчас могу сказать, что они совершенно идентичны.

Он быстрыми шагами прошел к себе в кабинет, не приглашая Винчестеров, но и не закрывая перед ними двери, пересек маленькую комнату с массивным казенным столом и старым пузатым монитором компьютера, открыл ящик, недолго рылся в бумагах и извлек две грязно-желтые папки.

- Вот. Бренон Раш и Шон Мантгомери. У меня даже фотографии остались.

- Здорово, - искренне обрадовался Дин и, взяв папки, тут же вручил их Сэму.

Уотрес только открыл рот и опустил руки, глядя, как федералы распоряжаются его документами.

- Вы не переживайте, мы вернем все до последней фотографии, - хлопнул его по плечу старший Винчестер. – Или же бюро пришлет уведомление об изъятии материалов.

Подтверждая слова брата, Сэм кивнул, чувствуя себя при этом последней скотиной.

Уотерс лишь тяжело вздохнул и, прихватив с собой клеенчатый фартук, пошел в мертвецкую.

Винчестеры переглянулись и последовали за ним. Металлическая зеркальность холодных столов и обреченное одиночество прикрытых серыми простынями тел. Торчащие голые ступни с номерками на пальцах и прикрытые головы покойников. Сэм передернул плечами, краем глаза отмечая, что Дин тоже нервно сглотнул.

Уотерс уверенно прошел мимо ряда столов, остановившись возле крайнего слева. Включил операционную лампу, устанавливая ее под нужным углом. Бестеневое освещение только подчеркнуло синюшность и безжизненность тела.

- Собственно, я не знаю, что вы можете еще найти, - вытащив из кармана бумажный пакетик с перчатками, медик протянул их Дину. Тот кивнул и, привычно тряхнув присыпанные тальком перчатки, натянул одну на правую руку. – Кровь я уже отправил в лабораторию, но думаю, что там все, как и в предыдущих случаях.

Сэм, оторвавшись от изучения материала папки, вскинул на него глаза.

- Сибазон, - пояснил Уотерс. – Жертвам вводили сибазон – транквилизатор. Вы должны были прочесть это в моих отчетах.

Дин кивнул невпопад и, закусив губу, легонько коснулся указательным пальцем живота мужчины, как раз под тем местом, где остался кровавый отпечаток, подозрительно напоминающий рисунок губ. Бросив быстрый взгляд на брата, спросил:

- А на других жертвах тоже находили такие отметины?

- Что? – нахмурился медик. – Я думал, это просто кровь. Странно, - он потянулся за фотоаппаратом, лежащим на соседнем столе. – Не замечал. Похоже на поцелуй.

Сухо щелкнул затвор камеры, и коротко блеснула вспышка. Но Дин уже переключился на грудь жертвы. Наклонившись ближе, он принялся разглядывать небольшие ранки, расположенные симметрично, чуть ниже ключиц.

- Кровь уже можно стереть? – обратился он к Уотерсу.

- Да, - медик сам с готовностью вытер влажной салфеткой кожу трупа. Дин старательно пересчитал раны. Восемь. Еще до того, как он сказал вслух, Сэм мрачно махнул головой – под второй ключицей тоже восемь, и расположены они в таком же порядке.

Старший Винчестер задумчиво пощелкал языком, посмотрел на судмедэксперта так, как будто его тут и не было. Достав из кармана ручку, склонился над трупом. Быстро, почти не задумываясь, соединил разрезы между собой, в итоге получая растянутую в горизонтальной плоскости свастику.

Сэм слышал, как потрясенно выдохнул Уотерс.

- Я делал вскрытие других жертв, еще обратил внимание на странные раны, но не догадался.

Дин понимающе кивнул, однако Сэм не был уверен, что старший брат услышал медика. Старший Винчестер двумя пальцами растянул кожу по обеим сторонам раны. Рядом, внимательно следя за его движениями, склонился Уотерс.

- Глубина каждой около дюйма, не больше, - констатировал медик. – Это не те раны, от которых парень скончался. Они болезненны, неприятны, но не смертельны. Меня смущают вот эти, - он повернул лежащую на металлической подставке голову, указывая на небольшие раны в области затылка. Также молча продемонстрировал симметричные ранения в подмышечных впадинах жертвы и на локтях.

- То же самое в паху.

- Лимфоузлы, - констатировал Сэм.

- Верно, молодой человек. Раны аккуратные, - он приоткрыл мертвецу рот, заглядывая внутрь. – Я так и думал, здесь тоже повреждения, - кивнул он сам себе. - У разных жертв месторасположение ран не всегда совпадает, однако, это всегда сопровождается повреждением именно лимфоузлов. Не сочтите за стариковский маразм, однако, у меня полное ощущение того, что разрывы произведены изнутри. Во всяком случае, определить, что это за оружие, я не могу. Те, под ключицей - скорее всего, канцелярский нож, а вот эти…, - он замолчал.

- Изнутри? – переспросил Сэм.

- Типа, что-то вылезло из его лимфоузлов? – уточнил Дин и поежился.

- Нет. Для такого разрыва слишком аккуратно. Просто… Может, это какая-то секта?

- Возможно, - с готовностью откликнулся Сэм, радуясь, что Уотерс сам придумал для себя версию.

- Я сфотографирую? – кивая на рисунок, спросил медик.

- Да, конечно, - убрав руки за спину, поспешно отошел от стола Дин. – Мы не смеем вас больше отвлекать.

- Если что-нибудь найдете – звоните, - Сэм протянул визитку.

Дин удивленно посмотрел на брата, а когда они оказались одни в коридоре, ткнул его локтем в бок:

- И что на той визитке написано? «Сэм Винчестер. Бесстрашный охотник за нечистью»?

- Нет. Я сделал несколько штук по некоторым удостоверениям. Для удобства.

Прищурившись, Дин некоторое время рассматривал брата, затем, хлопнув его по плечу, одобрительно буркнул:

- Моя школа.

- Как ты догадался о знаке?

- Опыт и врожденная сообразительность, - очаровательно улыбнулся Дин. Сэм, правда, так и не понял – ему или проходившей мимо медсестричке. Хотя, чтобы посмотреть на соблазнительно выступающие при ходьбе части тела девушки, заинтересовано повернулись оба Винчестера.



Ссылки:


  1. 12 октября 1492 года итальянский мореплаватель Христофор Колумб высадился
    в Новом свете. В Соединенных Штатах он отмечается во второй понедельник октября.
    В
    этот день население США празднуют годовщину открытия своей страны, посещая
    праздничные церковные службы и другие мероприятия.
[/MORE]



 



 



 



 




@темы: фанфики, сверхъестественное, На излом

Магистр ордена Нежной фиалки

главная